Как защитить свое имя и бизнес от псевдоактивистов из СТОП КОРРУПЦИИ

 

korporativnaya_bezopasnost_i_tayny_ukrainskogo_aktivizma
«Нужно выявить источник финансирования, из которого получает доход конкретный руководитель общественной активизации, когда нет денег, активизм куда-то пропадает…»
ИА SECURITY знакомит своих читателей с мнением главного редактора видеожурнала «Секьюрити ЮЭй» Александра Красноперова, посетившего ІІ Конференцию по корпоративной безопасности. Объектом интереса г-на Красноперова стали способы защиты бизнеса от новоявленных рэкетиров, которые прячутся под масками общественных активистов.

Недавно в Киеве состоялась масштабная конференция «Корпоративная безопасность». В фокус мероприятия попали бизнес-конфликты с участием общественности. Как индустриальному журналисту, мне было чрезвычайно интересно, о чем говорилось на сцене и в кулуарах форума. В итоге получился текст, который может быть полезен  бизнесменам и специалистам служб безопасности предприятий.
Итак, на конференцию приехало более трехсот сотрудников СБ, адвокатов, детективов, аналитиков и пиарщиков, среди которых было немало владельцев и руководителей бизнеса. Все они живо включились в дискуссию. Благо, организаторы серьезно подошли к выбору гостей, что позволило узнать соображения чиновников из прокуратуры, НАБУ, Киевской мэрии и других любопытных структур.

В самом начале конференции был озвучен тезис о том, что  проблемой №1 у сегодняшнего бизнеса является безопасность. И никто из присутствовавших не смог это суждение оспорить. Напротив, было подчеркнуто, что ни в одной стране мира, за исключением России, не существует такого большого количества людей, задействованных в индустрии корпоративной безопасности. И что вместо 70 государственных структур, уполномоченных проверять и закрывать бизнес, должно остаться 10-12. Также никто не опротестовывал прямую зависимость индустрии от теневой экономики: чем больше зарабатывается денег в тени, тем старательнее приходится бизнес оберегать.

Дмитрий Сторожук

В чем не сошлись участники дискуссий, так это в оценке степени угрозы со стороны правоохранителей. Первый заместитель генпрокурора Дмитрий Сторожук доказывал, что вины его подчиненных в давлении на бизнес как бы и нет. Мол, государство недополучает деньги от бизнеса, и в сложившихся условиях они действуют так, как действуют. При этом, по словам прокурора, бизнесмены и сами хороши: заносят в полицию, прокуратуру и НАБУ информацию на конкурентов, требуя разобраться с «нарушителями» по всей строгости. Естественно, за символическую мзду.

Анатолий Новак

Анатолий Новак, заместитель директора НАБУ, был более самокритичен. Чиновник заявил, что правоохранительная система хоть и призвана защищать бизнес, но сегодня она, скорее, сама  создает проблемы для бизнеса. «Бизнесу нужно, чтобы правоохранители не мешали работать, чтобы для всех были установлены одинаковые правила игры без каких-либо преференций», — добавил борец с «высокой» коррупцией.

Однако аплодисменты публики сорвал не Сторожук и не Новак, а бизнесмен, заявивший, что главнейшей угрозой украинскому бизнесу является не что иное, как насаждаемый сверху принцип: «Друзьям — все, врагам — закон».

Сергей Погребной

В общем, разобравшись с первостепенной проблемой, участники конференции взялись за обсуждение бизнес-конфликтов с участием общественности. «Активисты сегодня в тренде, — заявил Сергей Погребной, глава Ассоциации профессионалов корпоративной безопасности и партнер ЮФ Sayenko Kharenko. — Но за любым движением активистов может скрываться совершенно другой тайный смысл».

Сергей отметил, что, безусловно, есть и честные активисты. Но проводимые ими круглые столы и другие мероприятия не собирают тысячные аудитории. Известный бизнесмен также отметил, что лично знаком с людьми, которые в течение двух часов могут выставить в нужной точке Киева 3,5 тысячи псевдоактивистов. «До обеда бастуют врачи, после обеда — шахтеры… А за углом стоит автобус, в котором «врачи» успевают переодеться в «шахтеров», — поделился своими наблюдениями г-н Погребной. По его мнению, действия непорядочных людей с патриотическими, экологическими и антикоррпуционными лозунгами  могут привести к событиям, аналогичным тем, что имели место на Востоке Украины в 2014 году.

Настроившись на обличительную волну, выступающие рассказали о методах работы различного рода «активистов», способных не только приостановить и заблокировать работу предприятий, но и полностью отжать бизнес. Абсолютно беспринципные по сути, «полевые командиры» могут действовать в интересах себя любимых, рейдеров, бизнес-конкурентов, сепаратистов и даже спецслужб иностранных государств. По ситуации, они могут быть вооружены. Заместитель киевского мэра Алексей Резников посетовал, что показной патриотизм стал новой формой  рэкета, а правоохранители в борьбе с нью-рэкетирами проявляют импотентность. «Я вам создам проблему, выведу бабушек, если не получу откат!» — так описал высокопоставленный градоначальник схему бесчестного заработка «активистами». Елена Деревянко, управляющий партнер агентства PR-Service, отметила, что многие бизнесмены недооценивают тяжесть репутационных рисков, исходящих от псевдообщественников. По опыту г-жи Деревянко, мысли о системном противодействии так называемым «активистам» приходят к директорам лишь после появления прямых финансовых потерь.

Надо отметить, что чаще всего на полях форума звучало название общественной организации «Стоп коррупции» и ее «подпевал». К последним можно отнести организации «Демократический контроль», «Народное правосудие», «STOP коррупции», «Стоп нелегал», «Актуальная правда» и другие. Глава Антирейдерского союза предпринимателей Андрей Семидидько в своем выступлении дважды остановился на отработке заказов членами «Стоп коррупции» и даже ввел специальный термин — «активизм», как способ публичного давления для получения каких-либо результатов.

Деятельность организаций, занимающихся «активизмом», является новой и малоисследованной угрозой для бизнеса. Для понимания сути явления и последующей разработки компенсирующих мероприятий будет не вредно разложить по полочкам  работу наиболее, так сказать, хрестоматийной общественной структуры. Сегодня таким «лидером» может считаться ГО «Стоп коррупции».

Криминальный талант «Стоп коррупции»

Следователей и оперативников, раскрывающих преступления, учат вживаться в образ преступника и думать, как преступник. Тут нелишним будет проследить, каким образом люди становятся злоумышленниками.  В нашем случае — «общественными активистами».

Типичный активист — это самовлюбленный человек, рано вкусивший публичности; еще в школе он заметил, что появление на передних планах добавляет ему баллов в глазах девчонок. Однако, постоянное самолюбование мешает ему получить профессию, и в половозрелую взрослую жизнь такой паренек входит инфантильным неумехой.

Со временем юношу замечают тертые многоопытные политики. Из «сырого биоматериала» старшие товарищи лепят нужную марионетку. При этом парня убеждают в его, якобы, исключительности. Для повышения самооценки парнишку могут назначить, например, помощником народного депутата или определить в Общественный совет «при..». И в тот момент, когда объект манипуляции почувствует себя «избранным» и рявкнет в полный голос, в нем родится общественный активист. Праведный и непогрешимый. Патриотичный и неподкупный. Такого «патриота» уже можно использовать в деликатных политических и экономических замесах. И даже на коротком поводке отпускать «на вольные хлеба». Изредка, чтобы не убежал.

Среди публичных предводителей «Стоп коррупции» в глаза бросаются три деятеля: Тарас ЛиликРоман Бочкала и Богдан Хмельницкий. Первые двое наверняка обнаружат частичку себя в приведенном описании типичного активиста. Третий — Богдан Хмельницкий  — в привычные рамки не лезет, поскольку имеет давнюю прописку в уголовном мире (так утверждает журналистка, вытягивавшая Хмельницкого-Цыму из тюрьмы). В целом триумвират «Стоп коррупции» грамотно поделил полномочия: Тарас, судя по всему, отвечает за политическую составляющую, Роман — за мелькание на экране и связи с правоохранителями, а Богдан — за силовые акции.

Так какой  же образ мыслей у этой троицы?

Можно быть уверенным, что при поступлении команды «фас» они не будут разбираться в сущности и предыстории вопроса. Им это не нужно. Ребятки убедят себя и рядовых исполнителей в том, что борются со злом и добиваются высшей справедливости. Им даже будет плевать на имидж страны и тявканье северного соседа. А это значит, что попавшая под удар фирма должна быть готова к осаде титушек, митингам под офисом, появлению ругательных, «легко усвояемых»  интернет-публикаций и засветке в телевизионных программах журналистских расследований. При этом по наводке активистов полицейские могут изымать орудия производства, не предоставляя никаких документов; судьи могут принимать странные решения, а недосягаемые прокуроры — давать «активистам» эксклюзивные интервью.

Не стоит ожидать от «антикоррупционеров» джентльменского поведения. Например,  что их «журналисты» не приедут к старику, перенесшему инсульт, дабы поведать о том, с кем спит его дочь; что искренне сказанные на камеру слова неугодного власти мэра не будут дьявольским образом перекручены; что не будут подделываться официальные ответы из государственных инстанций и т.п.

Кстати, с недавних пор у «Стоп коррупции» появился свой квадрокоптер. Теперь нельзя исключать, что это чудо техники в самый интересный момент не залетит к кому-то в спальню.

И еще. Общественный «активизм» и вымогательство всегда идут рядом. Уже нашлись бизнесмены, которые обвинили командиров «Стоп коррупции» в намерении ежемесячно стричь купоны за невмешательство в работу предприятия. Поэтому с приходом под окна офиса людишек с плакатами надо быть готовым к тому, что следом за ними придет гонец. И посланец достанет из кармана бумажку, в которой будет нарисована цифра с четырьмя или пятью нулями.

Чтобы жертвы вымогательства были более сговорчивыми, «активисты» распускают слухи о том, что вхожи в семьи влиятельных политиков. Например, автору статьи пытались влить в уши, что Бочкала и Хмельницкий были почетными гостями на свадьбе сына генерального прокурора Юрия Луценко.  Хотя, может и действительно были, — кто знает…

Один из адвокатов, хорошо знающий гегемонов «Стоп коррупции», в частном разговоре как-то сказал примерно следующее: «Вы не знаете, с кем имеете дело! Если они увидят вас умирающего на тротуаре, они залезут к вам в карман за кошельком. Потому что кошелек, по логике их мыслей,  вам больше не понадобится»…

Итак, если вдумчиво пройтись по приведенным выше гиперссылкам, то становится вполне понятным, что именно скрывается в черепных коробках у «общественных активистов». Теперь самое главное: как с этим бороться?

Организация противодействия псевдоактивистам

Конференция показала, что многие сотрудники служб безопасности пребывают в растерянности. Они не знают, как реагировать на дерзкое нарушение законов общественниками. Кое-кто даже готов создавать частные «армии» охранников и вооружать бойцов чем ни попадя.

Алексей Резников

Коллеги и гости отсоветовали применять силовой вариант. Дмитрий Сторожук, узнав о художествах той же «Стоп коррупции», призвал немедленно писать заявления о вмешательстве в работу бизнеса. Первого заместителя генпрокурора поддержал Алексей Резников. По мнению градоначальника, силами частных войск защитить бизнес трудно. «Это плохо заканчивается», — заметил чиновник и порекомендовал не жалеть усилий, дабы посадить негодяев в тюрьму.  Заодно г-н Резников призвал бизнесменов не жалеть денег на позитивный пиар.

Сергей Погребной посоветовал не очень-то опасаться наездов людей, называющих себя ветеранами АТО. Дескать, чаще всего это фейковые участники боевых действий, и приезд реальных ветеранов снимает все вопросы даже не смотря на то, что в откровенный криминал иногда втягиваются бывшие бойцы. Чтобы обезопасить бизнес в подобных ситуациях, г-н Погребной считает нужным активнее участвовать в волонтерском движении. «Поддержка воюющих частей — это наш долг и обязанность», — заключил бизнесмен.

Елена Деревянко

Ценные практические советы дали безопасникам Елена Деревянко и Андрей Семидидько. Как ученый и практик в сфере PR, г-жа Деревянко обратила внимание на масс-медиа: «Знаете, как это делается? Выбирается точка разгона и за 3-5 тысяч долларов делается медийный залп, после которого больно даже владельцам бизнеса». Заслуживающая доверия пиарщица посоветовала не строить иллюзий насчет стандартов журналистики. «У нас эпоха постправды, когда объективная реальность никому не интересна и никому не нужна. Люди хотят верить в понятные мифы и мыслить привычными штампами — не хотят они вникать в сложные юридические нюансы… Этим и пользуются псевдоактивисты, рассказывая народу простые истории о мнимых коррупционерах и расхитителях», — отметила Елена.

Чтобы не наломать дров в медийном пространстве, участникам  конференции посоветовали аккуратно подходить к выбору журналистов и экспертов, которым будет доверено публично защищать компанию. Ведь засветка человека с дурной репутацией на стороне пострадавшей стороны автоматически играет в минус.

Андрей Семидидько

«Конфликт нужно переводить на зачинщика… Чтобы собака, так сказать, не лаяла, в шерсть нужно запускать информационных и процессуальных «блох», —  обрисовал ситуацию Андрей Семидидько. — И тогда человек-двигатель конфликта будет вынужден постоянно защищаться, тратить время на походы к следователям и выбрасывать деньги на адвокатов».

Очень важно, по мнению Андрея, выявить источник финансирования, из которого получает доход конкретный руководитель общественной активизации. «Когда нет денег, активизм куда-то пропадает», — усмехнулся г-н Семидидько.

В то же время, организация сопротивления в медиа-пространстве не дает гарантий немедленной победы. Наиболее распространенная «благодарочка» из лагеря общественников — это угроза подачи исковых заявлений о защите чести, достоинства и деловой репутации. Как пример, в Интернете размещается проект искового заявления с баснословными суммами морального ущерба и указанием конкретных издателей и имен журналистов. Но на практике дальше угроз дело не идет — уж больно шаткая правовая позиция у новоявленных рэкетиров. По мнению юристов, намного реальнее отменить государственную регистрацию враждебной общественной организации по решению суда за ведение противозаконной деятельности.

Таким образом, для организации противодействия псевдоактивистам нужно:

1. Воздержаться от силовых методов борьбы.

2. Тщательно документировать действия налетчиков силами легальных журналистов.

3. Информировать правоохранительные органы и добиваться наказания злоумышленников в правовом поле.

4. Выявить организатора и ключевых исполнителей и начать против них спланированную медиа и PR-кампанию.

Как отмечают многие эксперты, появление псевдоактивистов абсолютно оправдано в плане эволюции гражданского общества. И через 5-6 лет бизнес забудет об угрозах, связанных со всяческими «стопкоррупциями». Ведь, все-таки, добро медленно, но побеждает.

Тримайтеся!

P.S. Автор благодарит редакцию Интернет-сайта газеты «Наша версия» за возможность вставить меткие гиперссылки на статьи, рассказывающие о деятельности ГО «Стоп коррупции» и ее руководителей.

Отдельная благодарность организаторам и спонсорам ІІ конференции по корпоративной безопасности, в первую очередь — профильной Ассоциации, взявшей на себя застарелый груз проблем негосударственной сферы безопасности.

(Статья публикуется в авторской редакции)

 
Залишити коментар
Ваш e-mail не буде опубликований. Обов'язкові поля помічені *
*
*
*